ВОЙНА В ИРАКЕ УЖЕ ИДЕТ

Интервью опубликовано с изменениями и сокращениями в газете

ВОЙНА В ИРАКЕ УЖЕ ИДЕТ

(Интервью опубликовано с изменениями и сокращениями в газете "Эхо" 15.02.03 г.)

Корр.: Как кратко можно было бы сформулировать суть Иракского кризиса ?

Д.А: Если перефразировать исторический слоган римского сенатора Катона-старшего "Карфаген должен быть разрушен", то квинтэссенцию подхода администрации Буша-младшего к проблеме Ирака можно сформулировать так: "Вавилон должен быть разрушен". В обоих случаях, несмотря на дистанцию в более чем две тысячи лет и различный причинно-следственный контекст, однозначно присутствует идентичный, и притом, ключевой аспект - наличие абсолютной цели, достигаемой применением абсолютного инструмента - тотальной военной силы.

Корр.: Следовательно, развязывание войны неизбежно ?

Д.А.: Фактически, война уже идет. Точка возврата была пройдена еще летом прошлого года. Авиация США и Великобритании уже несколько месяцев производит постепенное подавление системы ПВО Ирака. На территории северного региона, контролируемой курдскими сепаратистскими группировками, совместными американскими и турецкими усилиями осуществляется модернизация инфраструктуры, скрытное накопление средств обеспечения будущих операций, наращиваются боевые возможности курдских формирований, которые, без всякого сомнения, будут задействованы в ожидаемой активной фазе военной кампании. На той части территории Ирака, которая пока еще контролируется режимом С. Хусейна, фиксируются существенные признаки присутствия разведывательных групп из состава сил специальных операций западных государств, задачи которых на данном этапе пока ограничены сбором информации о военных усилиях противника. Наконец, развернуты интенсивные информационные и психологические операции, являющиеся составной частью схемы оказания глобального военно-политического давления на Ирак.

Что касается внешнего периметра Ирака, то анализ сроков и параметров развертывания военной группировки США и их союзников также подтверждает тезис о необратимости эскалации конфликта с латентной стадии до уровня открытого, широкомасштабного, решительного вооруженного столкновения. Вот вам лишь выборочное перечисление подтверждающих фактов. Практически все дивизии армии и корпуса морской пехоты США уже или находятся в регионе, или перебрасываются к нему, или подняты по тревоге и приступили к выдвижению в районы сосредоточения и погрузки. Происходит расконсервирование и приведение в боеготовое состояние вооружения и техники, принятых с баз хранения на территории Кувейта и Катара; наращиваются комплект боеприпасов, запасы средств тылового обеспечения и материально-технического снабжения. Четверть боевых соединений всей британской армии развертывается в регионе Залива. Количество боевых самолетов на аэродромах в странах, прилегающих к Ираку, стремительно увеличивается. К началу марта в акваториях Залива, Аравийского и Красного морей, восточной части Средиземного, будет сосредоточено уже 6 американских авианосцев, плюс один британский, и быть может, в зависимости от решения Парижа, еще один французский, что увеличит авиационную группировку еще почти на 500 боевых машин. В США идет мобилизация подразделений национальной гвардии и организованного резерва, часть которых заменит регулярные соединения, направляемые в Залив с Североамериканского континента и из Европы; уже сейчас отмобилизовано свыше 110.000 человек. Происходит также мобилизация приписных средств, предназначенных для передачи в военное время из торгового флота и гражданской авиации в распоряжение военного командования. По-моему, этих избирательных признаков чисто военного свойства вполне достаточно для того, чтобы признать неизбежность войны. Даже без рассмотрения, ввиду ограниченного формата газетного интервью, других подтверждающих аспектов, например, характеристик глобального дипломатического прессинга США, или фактов интенсивного пополнения американского стратегического нефтяного резерва в преддверии прогнозируемых событий.

Корр.: Раз война неизбежна, есть ли у Ирака шансы продержаться какой то период времени и оказать хоть какое-либо сопротивление ?

Д.А.: Хороший вопрос. Действительно, диспропорция военных потенциалов Ирака, с одной стороны, и США с союзниками, с другой, даже при чисто механическом сравнении выглядит критической. Забавный пример - численность личного состава всех иракских военно-морских сил составляет 2.000 человек - то есть вдвое меньше численности экипажа всего лишь одного американского авианосца. Если же суммировать все свойства и факторы оперативного, технологического, культурно-цивилизационного порядка, то разрыв будет выглядеть еще более устрашающим для Ирака. Но, сказанное мной отнюдь не означает, что у Ирака нет абсолютно никаких шансов, а у США, наоборот, все пойдет по плану. Во-первых, никогда, ни при каких, даже самых изначально предпочтительных обстоятельствах, не следует забывать мысли Гельмута фон Мольтке о том, что "ни один оперативный план не переживет встречи с противником". Во-вторых, у Ирака имеется впечатляющий ресурс асимметричной войны. Философия такого рода войны была наиболее емко сформулирована британским экспертом Полом Уилкинсоном, как "использование силы слабого против слабости сильного". В упрощенном изложении это означает, что при правильном определении уязвимых зон более сильного противника и оказании соответствующего давления на них слабая сторона получает определенные преимущества.

Уже во время первой войны в Заливе в 1991 г. Ирак активно применял стратегию асимметричной войны. Наиболее яркий пример - подрывы нефтяных скважин на территории Кувейта перед самым завершением боевых действий, которые были представлены в СМИ как акт отчаяния и мести с иракской стороны. Реальная же подоплека выглядит несколько иначе. Представьте себе более чем 600 высокотемпературных факелов, пылающих на такой ограниченной площади, какую являет территория упомянутого эмирата. Они изменили температурно-климатический режим и самым существенным образом затруднили применение инфракрасных (лазерных) систем наведения авиационного вооружения, применявшихся союзниками в темное время суток; в то же время, использование оптических систем наведения, наблюдения и разведки днем было осложнено из-за густого задымления. Или, к примеру, сброс содержимого нефтяных резервуаров в воды Залива, преследовавший конкретную оперативную задачу - сорвать ожидаемую высадку первого эшелона американского морского десанта, которая должна была осуществляться с катеров на воздушной подушке, технические характеристики которых не позволяют их использование в густом слое нефти, разлитом на обширной водной поверхности. Как мы знаем, высадка морского десанта во время "Бури в пустыне" так и не состоялась. Конечно, перечисленные выше приемы асимметричной войны не предотвратили общего военного поражения Ирака, однако позволили ему вывести значительную часть своей группировки из Кувейта и сохранить существенную часть своего военного потенциала. Плюс временно дестабилизировать мировые цены на нефть. Плюс нанести материальный ущерб на сумму 6,5 миллиардов долларов. А ведь эта работа была выполнена силами всего двух инженерно-саперных батальонов.

Справедливо предположить, что иракское военно-политическое руководство и военное командование планирует применение нетрадиционных, асимметричных приемов и средств и в ходе предстоящей кампании. Наиболее отчетливыми в данном аспекте сейчас выглядят усилия иракцев вынудить противника ввести войсковые контингенты вглубь территории страны, и затем навязать ему боевые действия в городских условиях. Центральная ось Ирака, проходящая с севера на юг через Месопотамскую долину, является идеальной для фрагментированных, децентрализованных боевых действий диверсионных групп и иррегулярных формирований - множество близкорасположенных населенных пунктов с хаотической застройкой восточного типа, пальмовые рощи, кустарниковые или камышовые заросли. Например, Багдад, в котором я служил во второй половине 80-х, по своей конфигурации, размерам и характеру застройки является очень сложным городом. Быть может, именно исходя из этих соображений, несмотря на неизбежность войны, соединения иракской армии до сих пор не выдвинуты на передовые пограничные рубежи, а наоборот, сооружают укрепленные позиции в районах постоянной дислокации вблизи и вокруг крупных городов Месопотамской долины. Боевые действия в городских условиях, по замыслу иракского командования, неизбежно снизят порог подавляющего огневого и технического превосходства противника, и приведут к потерям в личном составе, которые в свою очередь активизируют чувствительный для американской администрации внутриполитический фактор. А ведь мы сейчас говорим лишь об одном аспекте асимметричной войны. Хотя есть масса других вариантов - например применение примитивных средств оружия массового поражения, таких, как радиологическое оружие. И вообще, не следует забывать о том, что последний раунд вокруг Ирака начался именно с темы разработки им ОМП, и она отнюдь еще не закрыта. Чем меньше пространства для маневра останется у иракского режима и поддерживающей его части элиты и населения, тем жестче будет их сопротивление.

Корр.: Означает ли сказанное, что США могут столкнуться в Ираке с непредвиденными обстоятельствами в военном плане ?

Д.А.: Однозначно на этот вопрос нельзя ответить ни утвердительно, ни отрицательно; такова специфика военного анализа. Могу лишь высказать твердое убеждение, что американская сторона, на мой взгляд, отчетливо осознает всю совокупность военных, финансово-экономических и политических рисков, с которыми может столкнуться в ходе операции в Ираке, и, тем не менее, готова идти до конца. Поэтому, можно предположить, что Вашингтон применит всю имеющуюся у него военную мощь, а также дипломатические и финансовые ресурсы, чтобы обеспечить достижение цели. Кстати, не следует забывать, что в 2004 г. в США - выборы, и следовательно, текущий год - уже предвыборный. Что формирует для действующей администрации весьма сжатые временные лимиты на проведение военной операции. Поэтому, в случае форс-мажорных обстоятельств, ситуационного тупика, цейтнота, или цугцванга, не исключаются самые жесткие сценарии, в том числе избирательное применение ядерного оружия.

Представляется, что США по полной программе выложатся во внезапный, массированный, шоковый удар по Ираку, применив все имеющиеся в их распоряжении оперативные и технологические средства и инновации. Затем будет активизирован внутренний иракский фактор, призванный обеспечить (при военной поддержке США) свержение действующего и формирование нового режима, а также последующую стабилизацию ситуации под прикрытием оккупационной группировки сил. Если на каком-то из этапов произойдет сбой - тогда не исключены проблемы. Впрочем, надо признать, что ВС США в последнее десятилетие активно готовились к войне с Ираком, изучая, в том числе опыт других армий. Например, анализ открытых публикаций американской военной периодики свидетельствует о пристальном внимании Пентагона к урокам, извлеченным из боевых действий российских вооруженных сил в Грозном в ходе обеих чеченских кампаний. Был также переосмыслен и учтен собственный негативный опыт ведения боев в городских условиях по результатам неудачных операций в Бейруте (1983 - 84 г.г.) и Могадишо (1993 г.). Но это - неисчерпаемая тема…

Корр.: Каковы возможности Ирака по развертыванию кампании терактов против США за рубежом ?

Д.А.: Собственный террористический ресурс у Ирака невысок. Его предположительные контакты с организацией бен Ладена скорее можно отнести к категории "продукции" набирающей обороты информационной войны против иракского режима. Но, в этой связи следует учитывать куда более глобальный аспект. Военная кампания 1991 г. против Ирака действительно сопровождалась импульсным обострением террористической активности в самых различных государствах мира - от Перу до Филиппин. Однако, сам Ирак в данном случае являлся не координатором, а лишь политическим поводом для самостоятельной оперативной активизации группировок самого различного профиля, реализующих собственные задачи и цели в обострившемся, и следовательно, благоприятном для них глобальном военно-политическом контексте.

Рост амплитуды и количества терактов после развертывания активной фазы нынешней американо-иракской конфронтации неизбежны - на фоне поглощения усилий США иракским кризисом, прогнозируемого роста общественного недовольства американским глобализмом, но в первую очередь - с учетом фактора "Аль-Каиды". Особое внимание в этой связи я бы обратил на такие страны, как Пакистан и Индонезия - именно там террористические и экстремистские группировки обладают наиболее существенным дестабилизирующим потенциалом стратегического значения. Следует также предположить значительный рост радикальных настроений во всем исламском мире, - от элиты до маргиналов.

Корр.: Как повлияет Иракский кризис на развитие ситуации вокруг других конфликтных зон ?

Д.А.: Еще один хороший вопрос. Сейчас мы являемся свидетелем развертывания параллельного военно-политического кризиса, связанного с реанимацией ядерной программы КНДР. Вопреки кажущемуся внешнему отсутствию точек соприкосновения с Ираком, наблюдаемое ужесточение позиции руководства Северной Кореи напрямую связано с развитием обстановки в Заливе. Несмотря на нежелательность появления еще одной кризисной площадки, и прогнозируемое напряжение ресурсов, Вашингтон, как представляется, и здесь продемонстрирует жесткость. Тем более, американская военная доктрина предусматривает возможность одновременного ведения двух крупных войн на разнесенных в географическом плане театрах (two major theatre wars). Я также предположил бы высокую степень вероятности обострения обстановки в Афганистане, Палестинской автономии и Израиле, на израильско-ливанской границе, возможно в Колумбии и Венесуэле. По сути, и происходящие, и ожидаемые процессы логически встраиваются в тот глобальный цикл, о котором я упоминал в своих книгах "Четвертая мировая война" и "Терроризм: вчера, сегодня, и навеки", изданных в Баку, и в этом году переиздаваемых в Москве.

Корр.: Что грядет после Ирака ?

Д.А.: Если США смогут добиться всех своих декларированных и реальных целей в отношении Ирака - разгромят его в военном отношении, проведут конверсию режима и обеспечат стабилизацию ситуации, - то в таком случае эта страна станет эффективным плацдармом для проекции американской военной мощи и политического влияния на обширный географический ареал распространения ислама, интересным образом совпадающий с геологической зоной залегания углеводородных ресурсов.


<< назад